10.02
Обновлены списки на удаление.
12.01
Убедительная просьба ко всем, кто не участвует в массовом квесте, высказать свои пожелания.


» правила » сюжет » f. a. q. » шаблон анкеты
» имена и фамилии » внешности » способности

IGNI ET FERRO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » IGNI ET FERRO » MAIN EPISODES » CHAPTER ONE. quest two: the zoo


CHAPTER ONE. quest two: the zoo

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

В последнее время из всех возможных информационных источников так и льется толерантность. В фильмах обязательным условием стали не только женщина, афроамериканец и гомосексуалист, но еще и игнит с какой-нибудь особо изощренной способностью. Многим людям старой закалки это не нравится, многие уже устали терпеть. Радикально настроенная часть человечества, которая ненавидит способности, накануне саммита решила организовать неординарную акцию. Подкупив людей, они отравили воду в зоопарке, отчего животные пришли в бешенство. Днем, ровно в 12 по полудню, сообщник нажал всего две кнопки. Одна открывала двери во всех вольерах, а другая закрывала из зоопарка все выходы, проводя ток по заграждению. В это же время радио в зоопарке начало повторять один и тот же лозунг "Люди со способностями куда страшнее бешеных зверей".
Им плевать, кто умрет, миленькая маленькая девочка или же разрушительный игнит. Они готовы на все, чтобы донести свою позицию миру.


ОЧЕРЕДНОСТЬ ПОСТОВ:
John Stone - Kristina Suhova - Harriet Farminga - Blackberry McDonald - Balthasar Holbrook

напоминаем, что в случае задержки игроком поста, затянувшейся более чем на 48 часов, ход игрока пропускается

+1

2

Джон любил май, как любил весну, да и все другие времена года. Сегодняшний день не портили даже выпускные экзамены в колледже, что были не просто близко, а уже прямо танцевали на кончике носа. Слишком уж погода радовала, тёплая, весенняя, прям не нарадоваться.
Сегодня Стоун-младший планировал дома не отсиживаться. Нужно было, как минимум выгулять Одина, ну и ещё закупить несколько учебников для подготовки к предстоящим экзаменам, за которыми, к сожалению, придётся тащиться через весь город, со всеми остановками и пробками, чего, само собой, не очень-то хотелось. Но слово "надо" ещё никто из словарей не вытащил, поэтому, пообещав себе, что прикупит по дороге какой-то фантастики для увеселительного чтения и вечер проведёт наедине с книгой, Стоун вышел из дома в сопровождении своего четвероногого друга. Один же был крайне доволен, что прямо-таки читалось на его морде. Ещё бы, ведь сегодня бабуля сварила для пса целую кастрюлю гречневой каши с говядиной, а не отделалась вечным "Педигри". Хаски аж светился от удовольствия, когда вылизывал дочиста свою миску, что была больше тарелки Джона раза в три, а теперь животное было полно бодрости и энергии, чего нельзя было сказать о самом Стоуне. Завернув за угол, пёс и его хозяин притормозили на остановке. В ожидании нужного автобуса парень пристегнул к широкому ошейнику верного друга поводок. В принципе, такие меры предосторожности для Одина были слишком строги, но горький опыт научил Стоуна, что среди пассажиров автобусов всегда найдётся пара-тройка желающих повозмущаться на весь салон на тему: " С какой стати я должен ехать с грязной псиной, что может меня загрызть?" Тут не спасают, обычно, ни убеждения, что Один чистый и дружелюбный, ни призыв включить мозг. Таким автобусным крикунам легче подчиниться, чем искать для них аргументы, поэтому сейчас Джон взялся за поводок прежде, чем войти в жаркое и переполненное нутро железной душегубки. Намокшие от пота волосы тут же прилипли ко лбу, самого парня унесло куда-то в промежуток меж рядами и зажало между женщиной, видимо, никогда в жизни не пользующейся дезодорантом,  и надушенным одеколоном мужчиной в официальном костюме. Этот мужчина, кажется, вылил на себя весь одеколон, что нашёл дома, поэтому Стоун задыхался, то поворачивая голову к женщине, то, набрав воздуха в лёгкие, к мужчине. Один же поступил хитрее, забился под сиденья и сидел тихо-смирно. Так хоть и были чьи-то ноги, но с конечностями ужиться проще, чем с целой толпой лягающихся и шатающихся людей.
Звук, всегда сопровождающий пришедшую на телефон смс-ку, стал для Стоуна полной неожиданностью. Кое-как перехватив одной рукой поручень, другой он нашарил в кармане мобильный. Телефон был допотопный, это был первый и последний пока что сотовый, что Джон держал в руках, и сопровождал он своего хозяина уже лет пять, с момента его семнадцатилетия, когда ему вручили этот мобильник бабушка и дедушка. Но, даже тогда, он уже был допотопным. Хвала богам, в университете всем было искренне плевать, какой у тебя сотовый, это тебе не школа, где меряются папочкиными кошельками, определяя свою крутость по дороговизне мобильника. И, горе тебе, если у тебя телефон будет хуже, чем у всех остальных... Почувствовав, что на повороте уж очень сильно навалился на женщину справа, Джон кое-как выровнялся и посмотрел на экран. Сообщение было от Кристины или, как называл её парень на свой манер, Крисс. Она хотел встретиться, и, вроде бы, Джону сейчас ничего не мешало это сделать. Взглянув на часы, что болтались на запястье, парень прикинул примерно, где и когда они могут встретиться в ближайшее время и пальцем "настучал" следующий текст:
"Да, конечно, через полчаса в зоопарке, Ok?"
Текст был почти на чистом русском, ведь нужно же будущему переводчику попрактиковаться где-то в знании языка. Собственно, и с Крисс-то он встречался обычно для того, чтобы "подтянуть" её, и без того впрочем, хороший английский, а она, в свою очередь, обучала его всем премудростям русского языка. Джон иногда удивлялся, как можно было так быстро привыкнуть к девушке, что являлась его полной противоположностью. Скорее всего, тут дело начал Один, ибо Крисс была одной из немногих, кто псу понравился с первого же взгляда, по-настоящему. Привыкший полностью доверять чутью своего четвероногого друга, Стоун тоже доверился этой девушке. Кто же знал, что она станет его другом (слово подруга у нездоровых людей обычно вызывает нездоровые ассоциации). Мисс Сухова забавно называет его "Иван" или "Ваня" и вечно смеётся над акцентом Стоуна. Русские, такие русские...
Момент, когда ноги оказались на твёрдой земле, а в лёгкие попал загазованный воздух мегаполиса, показался для Стоуна самым лучшим из тех мгновений, что он когда-то переживал. После убийственных запахов в салоне автобуса Джон ощущал себя самым счастливым человеком на планете, оказавшись у высоких ворот зоопарка. Да, он не успел купить книги, но ведь день, по сути, только начался, так что учебники подождут немного. Мысленно пересчитывая мелочь, что осталась с прошлого перевода в бумажнике, Стоун решительно направился к кассе, одновременно разыскивая глазами в толпе Крисс, но тут же оставил это занятие. Если бы девушка уже была здесь, она бы наверняка дала о себе знать любым доступным способом. Эта девушка была словно ураган, с ней Джон чувствовал себя, словно на бочке с порохом. И, как ни странно, это чувство Стоуну нравилось, было в нём что-то необычное и манящее, в чём сам себе парень, конечно же, признаваться отказывался.
Пристроившись в конец очереди за группой детей из младших классов, что напоминали ему осиный рой, Стоун-младший отсчитывал свои гроши. В зоопарке парень был лишь однажды, со своим классом, ещё в далёком детстве. И самым ярким воспоминанием в тот день для него стал не огромный лев, царь зверей, не величественные ястребы, не жирафы, что ростом были с их пятиэтажный многоквартирный дом, а самый банальный меланхолический ослик, что катал детишек и разрешал себя гладить. У него были настолько грустные глаза, что, даже теперь, при воспоминаниях, парню было его жаль. А ещё Стоун-младший искренне надеялся, что Крисс в это зоопарке не была ни разу, ведь Джон ощущал себя её проводником здесь, а в случае, если кто-то другой успел её сводить сюда, будет очень и очень обидно.
Вместе с двумя билетами парню хватило денег на бутылку сладкой газированной воды и сладкую вату. Всё-таки в зоопарк идут, у всех детей в округе есть, а у мисс Суховой не будет? Стоун улыбнулся, садясь на невысокое ограждение, отделяющее палисадничек от дорожек для пешеходов. Один скакал вокруг, облизываясь на большой белый сахарный шар на палочке в руках хозяина. Этому псу не терпелось уже схомячить ту красотищу,ч то он видит, уж очень аппетитно выглядела вкусняшка.
-Э, нет, приятель, у тебя после гречки диета, - Джон улыбнулся, свободной рукой гладя пса по голове, - Ты же не хочешь литровую клизму к вечеру? Что тебе ветеринар сказал, помнишь? А я помню, переедание тебе грозит ожирением, оно тебе надо?
Парень знал, что Один всё равно выпросит этой ваты у мисс Суховой, но пусть лучше его покормит девушка, а не хозяин, желающий казаться суровым и непоколебимым относительно предписаний доктора. Пёс сделал жалобные глаза и, поскуливая, принялся тереться у ног Стоуна. Но парень, не желая поддаваться на провокации, лишь поднял вату повыше и отвернулся, всматриваясь в толпу и ожидая, когда Крисс появится на горизонте.

Отредактировано John Stone (2013-01-03 15:10:34)

+5

3

Нет ничего лучше состояния, когда тебя будит не будильник, а просто приятные мысли или рассеянные образы, только что приснившегося сна. В такие дни особенно хорошо на душе, а твой мозг готов к самым приятным деяниям и причудам. Если тебе совсем повезет, и за окном будет еще и такая же приятная погода - все, можно объявлять этот день праздничным и, собственно, начинать дарить этот праздник окружающим.
Кристина уже давно пребывала в подобном состоянии и просто нежилась в своей уютной кроватке, настраивая себя и свое тело подняться. Время было не раннее, поэтому терять оставшуюся половину этого чудесного дня не очень то и хотелось. Все мысли юной девушки были заняты сейчас лишь тем, что скоро-скоро на станет уже лето. Об этом, можно сказать, кричало все вокруг: погода, конец учебы, весенние скидки в магазинах, звуки с улицы из открытого окна, аромат зелени и солнце. Весной оно особенно нежное. С весенним солнцем никогда не замерзаешь, но и от жары изнемогать не будешь. И солнечные зайчики именно такого солнца играли сейчас на мордашке Кристины. Слегка поморщившись, она поднялась с кровати и довольно бодрыми шагами направилась на кухню, "на автомате" включая чайник. Облокотившись поясницей о столешницу, Крис взяла телефон, дабы проверить почту, и не смогла пройти мимо контакта Джона, ее хорошего друга, без мыслей о котором не обходится не один день. А какое Доброе Утро без Ваньки? Никакое! Быстро настрочив ему сообщение, она несколько раз перечитала его и затем отправила. "Иван, меня просто распирает от желания сходить куда-нибудь! Ну же, ты обязан выгулять и меня, и Одина:)"
Спустя несколько минут пришел положительный ответ от Стоуна, чему Кристина была одновременно, и рада, и немного шокирована. Точнее сказать, Сухова была абсолютно не готова собраться и добраться до зоопарка за 30 минут. 30 минут! Что это за время такое для девушки? Если учесть, что сейчас Кристина стояла в одной лишь футболке и еще даже не завтракала, то подобные сроки казались ей просто фантастическими. Несмотря на то, что Крис никогда не любила куда-то гнаться за временем, ради Джона она уже решила взять волю в кулак и начать собираться. Почему-то ради него Сухову постоянно тянуло на какие-то личные подвиги и рекорды. Так что, отбросив телефон в сторону, брюнетка как ошпаренная помчалась в ванную своей небольшой, но созданной со вкусом квартирки, и как ненормальная начала приводить себя в порядок. Затем перебежала в спальню и вытащила из гардероба первое попавшееся платье пастельного розового, почти телесного оттенка, из тонкого хлопка. С таким нарядом девушка немного сливалась, поэтому недолго думая, Кристина схватила с собой красную помаду, которой решила воспользоваться по дороге в этот зоопарк.
Даже не вспомнив про завтрак, девушка на ходу надела балетки и просто таки вылетела из своей квартирки. Всю дорогу до такси ей казалось, что она забыла закрыть ее, но возвращаться не было времени, да и желания тоже - плохая примета как никак. Нужно заметить, что с транспортом в этот раз Кристине очень даже повезло - такси подъехало почти сразу после поднятия руки. Не успев до конца освоиться в городских маршрутах, девушка решила не рисковать и воспользоваться услугами таксопарка Вашингтона, а своего верного железного коня оставить на стоянке. Быстро проговорив адрес, Кристина открыла перед собой зеркало и тут же с ужасом закрыла его. В отражении она увидела довольно милую, но весьма лохматую девушку, которая видимо просто забыла взяться за расческу дома. Легкий беспорядок на голове показался вдруг какой-то катастрофой, и Крис с досадной посмотрела на часы.
Времени оставалось все меньше. Ах это время... С ним Кристина могла расправиться, как нечего делать, решить все проблемы одним лишь движением. Какая ирония - уметь управлять тем, что почти всегда подводит тебя, и не пользоваться этим. Чувствовать каждый раз, когда ситуация выходит из под контроля, что ты можешь все остановить, выдохнуть, справиться со всем и вернуться в реальность - невыносимо. В такие моменты каждая клеточка твоего тело будто электризуется, и тебе нужно приложить немалые усилия, чтобы погасить эту желанную волну энергии внутри себя. На девушку тут же обрушились воспоминания ее детства, когда она игралась со своей способностью, почти когда хотела, и как хотела. Эти моменты запечатлелись у нее в памяти, как моменты небывалой свободы, которая бывает лишь в детстве, когда взрослые делают множество поблажек тебе и твоему формирующемуся "я".
Вдруг такси резко остановилось, и Кристина быстро прервала свои ностальгические образы. Оказывается зоопарк был не так уж и далеко от ее собственного жилья, что, конечно, обрадовало девушку. Оглядевшись, она уточнила у местного водителя, куда ей лучше пройти, и какие есть правила пропуска у этого заведения, после чего достала из кошелька необходимое количество денег водителю и вышла.
На площади перед входом было полно народу, почти столько же, сколько и перед входом в ее родной Московский зоопарк. Воспоминания о том месте для Кристины всегда были огромным спасением в подростковом возрасте. Первый раз она отправилась в зоопарк со своей первой няней. Это был солнечный июльский день, когда в городе стоит жара, и ты буквально валишься с ног от жажды. Но эмоции, полученные в тот день от посещения дома всех зверей, скрасили не только ту кошмарную атмосферу, но и еще многие годы маленькой Кристины. Ничего точного из событий того дня, Кристина, конечно, не смогла припомнить. Но зато на душе от этих воспоминаний стало намного спокойнее. Она довольно долго всматривалась в толпы людей в поисках Джона, но первым ее внимания привлек не Стоун, а его любимый пес Один, впрочем как и всегда. Это четвероногое счастье крутилось вокруг большого розового шара со сладкой ватой, из-за которого, кстати, не было видно самого хозяина, настолько вата была большая.
-Один! - чуть ли не с восторгом крикнула Кристина и ускорила шаг навстречу этой сладкой парочке. Это существо всегда поднимало настроение на каком-то неуловимом уровне - это невозможно объяснить, но рядом с ним, все и правда кажется намного ярче и светлее. А вот, наконец, и Ванька показался из под ваты, со своим всегда приветливым выражением. За это его внутренне спокойствие Кристина была готова каждый раз заобнимать друга до смерти. 
-Вы меня тут недолго ждали, я надеюсь? - улыбаясь она подошла к Стоуну и слегка чмокнула его в щеку, как это всегда происходит при их встречах. -Я бежала как только могла, почти летела, честное слово! - переведя дух, эмоционально добавила она, поправляя прядь волос за ухо, и перевела взгляд на вату. Нет, это безумно похоже на сказку: любимый друг, почти идеальное утро, Один, шикарная погода, зоопарк и даже сладкая вата. Сейчас Кристине ничего не мешало почувствовать себя маленькой девочкой и насладиться этим мгновением. -Ну что, пошли? -Крис кивнула в сторону зоопарка и потянула парня за рукав. Если бы только кто-то из них знал, что ждет их там, за этими яркими воротами, ведущими в самое излюбленное место всех детей и их родителей...

+4

4

Временами ей казалось, что вселенная давно уже катится на самое дно, упорно пытаясь утянуть её за собой и попутно нашептывая на ухо что-то из репертуара бессмертных Misfits, которых так любит Джонни Пол — сосед сверху, убежденный металлюга, способный адекватно воспринимать лишь тяжелую музыку, да и просто неплохой парень, раздающий свои белоснежные улыбки всем жителям своего дома.Последнее время из уст этой вселенной Харриет часто слышала лишь бьющее в голове набатом 'die, die my darling'[1], в исполнении голосов тех, чей — по её далеко не скромному мнению — прах уже давно должен был быть развеян по ветру в угоду всем известным миру богам.Она неряшливо носком ботинка втаптывает в землю сигаретный окурок, брошенный прошедшим мимо мужчиной средних лет, и продолжает нетерпеливо кивать на каждое слово, доносящееся с 'того конца провода'.
—  Как обстановка?
Харриет инстинктивно тянется пальцами к гарнитуре, скрытой за растрепанными волосами. Солнце палит прямо в глаза, отчего девушке приходится надвинуть бейсболку ещё глубже на лоб, полностью скрывая своё лицо от любопытствующих взглядов прохожих, так и норовящих залезть ей в самую душу.
В этом облике — голубые, небрежно потертые джинсы, растянутая футболка с депрессивной надписью, способной заставить прослезиться любую излишне эмоциональную юную особу, не достигшую четырнадцати летнего возраста, в грязные ботинки, давеча одолженные у подруги того самого Джонни с верхнего этажа, с которой они 'трясут хаером' в местном пабе на окраине города каждый субботним вечер, бейсболка с логотипом команды 'Вашингтон Нэшионалс', за давностью лет изрядно потрепанной и довольно сильно выгоревшей на солнце, доставшейся ей от прошлых постояльцев квартиры, а теперь натянутой на глаза, и старая сумка в руках — она больше похожа на недалёкую студентку-первокурсницу, ночами по полной отрывающуюся в местных барах, а утром тщетно пытающуюся оторвать голову от подушки. Или, скорее, смахивает на сумасшедшую наркоманку, которая готова лечь под кого угодно очередной дозы ради, но не на ту, по чьей милости сегодня прервется, вероятно, не одна жизнь.
Харриет окидывает глазами вверенную ей территорию, стараясь четко приметить даже самые малейшие детали, чтобы наиболее полно отразить в своем сознании картину происходящего. Взгляд цепляется за угрюмого клоуна, по всей видимости, уже успевшего принять на грудь, и сейчас больше увлеченного тем, что пристает к молодым излишне распущенным мамочкам, нежели развлечением их детей, чьи звонкие беснующиеся голоса, сливаясь в один безудержный гул, заметно режут слух.
Харриет ловит на себе недоуменный взгляд продавщицы сахарной ваты — женщины весьма внушительных размеров и улыбкой Ганнибала Лектера, от которой шарахается добрая часть посетителей. Та смотрит на девушку своим душащим взглядом змеи, наполненным непонятной завистью. Харриет красноречиво показывает ей средний палец, в тайне надеясь на то, что эта дамочка сдохнет первой, и, отвернувшись, чтобы не лицезреть её раскрасневшейся рожи, отходит немного дальше.
— Четыре выхода, включая служебный и аварийный. Шесть камер видеонаблюдения: две направлены на главный вход, одна установлена у билетной кассы, ещё три обеспечивают полный обзор территории. Двое людей охраняют периметр и один, вероятно, наблюдает за камерами. Всё, как мы и предполагали.
Всё, как мы и предполагали. - снова повторяет про себя она заученную наизусть мантрой, между тем стараясь освободиться от навязчивого чувства брезгливости, уже пустившего в её и без того грешную душу свои гниющие корни и ежесекундно разрастаясь до все более катастрофических размеров. В такие моменты ей кажется, что из неё выкачали весь воздух, оставив внутри лишь вакуум, постепенно наполняющийся безумием и липким отвращением.
Нет, её ни в коей мере не волнует то, что сегодня кому-то суждено умереть. Её ни в коей мере не волнует то, что их горла будут разрываться на части безумными криками агонии и громким плачем. Это все ради общего блага. Мир должен услышать. И она готова пойти на всё, лишь бы достучаться до сознания обычных людей, уже давно затуманенных комиксами об утопичных супер-героях, в одиночку выступающих против всего мира. Мира преступности, мира беззакония и безнаказанности. Маленькие неразумные дети надеются однажды проснуться особенными, способными контролировать воду/огонь/разум своих родителей. Большие неразумные дети просто надеются сыграть партию Бога. На человеческих телах, на человеческих душах. На глазах у всего мира.
Нет, её определенно не волнует, кому сегодня суждено умереть — маленькой девочке с глазами наивного щенка, беременной женщине или тому самому угрюмому клоуну, от которого больше несет отчаянием, от и до пропитанным дешевым алкоголем, чем задорным весельем. Если это единственный способ достучаться до людей, мир потерпит ещё пару-тройку жертв. Нет, ей определенно не жаль.
Ей просто отвратительны все они. Люди [Харриет с трудом проглатывает слово 'отродья'], с глазами взбесившегося зверя, готовые ежесекундно наброситься и разодрать тебя на жалкие клочки. Люди, считающие себя вершиной эволюции и кичащиеся своей дряной особенностью налево и направо, а на проверку оказывающиеся лишь особо опасными отбросами общества, которых лучше бы держать под замком.
— Значит никаких эксцессов не предвидится. Управление всеми системами объекта было перенаправленно на Ваш планшет ещё час назад. Действуйте.
— Будет сделано, сэр.
Харриет отключает гарнитуру, не дожидаясь того момента, когда в её адрес прозвучит что-то вроде «удачи». Они все равно свяжутся позже — как раз тогда, когда закончится то, что так долго планировалось, что так долго вынашивалось под грифом 'top secret' где-то в глубине душ, по меньшей мере, десятка людей. Она не должна подвести их, она не должна подвести себя. Она просто не имеет на это права, точно также, как эти чертовы игниты, круглосуточно воспеваемые по множеству мировых телеканалов, не имеют право на своё жалкое, абсолютно бесполезное существование.
-Эй, осторожней!
В этой едва уловимой атмосфере мира, развороченного пожарищем, она случайно задевает кого-то плечом и с силой сдерживает себя, чтобы не бросить что-то вроде «какая разница, ты все равно сдохнешь».
Харриет отсчитывает время в своей голове. Харриет отсчитывает шаги до точки наблюдения.
Солнце все также продолжает нещадно опаливать тела несчастных жителей Вашингтона, уже и так  заметно измотанных этой непривычной майской жарой и погибающих от жажды.
Ей ровным счетом наплевать, что будет с ними. С ними со всеми. С этими глупыми мамашами, больше заботящимися о своей собственной личной жизни, чем о ребенке. С этой жирной продавщицей сахарной ваты, смотрящей на каждого прохожего озлобленной одинокой волчицей.
Сладкий голос дикторши вещает по местному радио «в Вашингтоне двенадцать часов дня, а мы продолжаем...».
Да здравствует Америка. Страна бесконечного потока алчности и похоти. Ты смотришь на всех свысока.
Да здравствует Америка. Страна моральных уродов и ублюдков. Ты сама убиваешь своих сыновей.
Двенадцать гулких ударов в её голове отсчитывает время до предстоящих смертей.
В очередь, сукины дети.
Шоу только начинается.
Die, die my darling.

офф

[1] die, die my darling - песня американской рок-группы misfits, созданной в конце семидесятых годов двадцатого столетия.

Отредактировано Harriet Farmiga (2013-01-05 02:19:25)

+6

5

май на краю. пропил все деньги, пробил все лопасти. усталый, побитый, несчастный май, к чему нам твои прохладные вечера, когда впереди лишь жара, жара, жара? тебя ведь уже тошнит от нашего веселья, шумного города, ритма и радостных песен. ты так несчастен май, но так прелесен.
- мама, купи мне на праздник новый февраль. хочу снова его холод, стужу. я так хочу быть простужен. мам, ну купи февраль. - твердит седовласый май, покачивая головой, так влюблённо наблюдая за мной, он усмехается. "рано ты, девочка, радуешься".
это утро было солнечным и безоблачным, что не могло не вызывать улыбку. Вашингтон не был одним из тех городов, где солнце всегда на своём пике, а потому я несказанно радовалась хорошей погоде в единственный выходной. сегодня можно дружно сказать тренировкам "нет" и пуститься в сонные приключения по городку, столь излюбленному и родному.
утренняя спешка забавляла. даже в воскресенье люди находили повод куда-то спешить, опаздывать и ругаться на столь медленный транспорт. хмурые, серые лица мужчин в деловых пиджаках мысленно проклинали жару и низкую заработную плату, молодые американки звонко смеялись, заходя в очередной бутик на Бейкер-стрит, а дети ещё спали по домам до "победного".
суета вокруг - суета во мне. в голове самые обыденные мысли про деньги, про новый выпуск Нью-таймс и про встречу со своей хорошей знакомой Крис. мимоходом пролетали воспоминания из детства, сожаления о том, что я ни разу не посещала зверинца и вздохи о знойном ветре, обжигающем кожу.
люди на улицах усталые, сонные.
люди на улицах совершенно не рады наступающему лету.
а я счастлива и не знаю бед. на лице улыбка в сто карат, в руках брелок, оставленный наспех Кристиной. мы договорились в зоопарке встретится, чтобы вернуть ей вещичку потерянную в кафе и просто наговориться. ни разу здесь не была за всё своё детство. отец не любит зверей, мать ослушаться не посмеет. вот и сидит бедная Берри дома и грустит. вот и сидит дома и в кукол играет.
большие расписные двери зверинца дружелюбно распахиваются передо мной. люди смеются, глядя на забавные сценки за клетками, стёклами и решётками. туристы "охают" и "ахают", глядя на столь диковиных животных, без устали фотографируют их усталые лица. французы на распев пытаются говорить по-американски со своим гидом, немцы чеканят слова восторга, а итальянцы тороторят без умолку. звонкий гул не мешает, скорее наоборот, помогает вливаться в эту маленькую жизнь.
я восторжено, словно ребёнок, прохожу мимо бегемотов, крокодилов и прочих зверей, ища взглядом подругу. замечаю господу Сухову и её спутника. про себя уже мысленно называю их парой, смущаюсь, но подхожу поближе.
- Кристина! Привет, - это будет самый шикарный обед. - вот, это твоё. - вручаю безделушку девушке и перевожу взгляд на юношу. - День добрый. Меня зовут Берри. - протягиваю руку для знакомства.
солнце нещадно палит по коже, но это нам совершенно не преграда. мы улыбаемся, смеёмся над шутками, над забавным поведением парочки бегемотов и снова нараспев говорим о погоде. я как-то даже не замечаю того, как пробивает ровно двеннадцать. какая-то странная пауза вызывает затишье. чувствую сердцем, что что-то не так, ощущаю это под кожей.
- Крис, мне кажется, или что-то не...

ОФФ

простите за этот бред.

+4

6

Весна всегда была чем-то особенным для Баля, по какому-то нелепому стечению обстоятельств почти все весомые события в его жизни происходили именно весной. Может мы все и правда загружены в матрицы и жизнь лишь замкнутый круг.  Холбрук старался об этом не думать, не зацикливаться на том, что и эта весна не будет для него спокойной к тому же май подходил к своему логическому концу, а ничего особенного не случилось, так что был ли смысл переживать? Только вот Бальтазар всегда недооценивал власть судьбы и всё время забывал о том что « если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах». Уж над кем, а над ним Бог явно любил поржать от души.
Поднявшись сегодня  ни свет ни заря, он достаточно быстро собрался, с учётом того как холостяку  трудно по утрам найти нормальные носки, хотя когда ты дальтоник это немного облегчает поиск ты хотя бы уже не зацикливаешься на их одинаковом цвете. На бегу запихнув в себя завтрак, Баль отправился в зоопарк.  В последнее время он часто сюда приходил, наблюдал за животными, снимал их  повадки на камеру, это было нужно для его новой научной работы, за которую он взялся около года назад.
Он уже давно подрабатывал в научном центре, где когда-то состоял на службе его отец. Он хотел осуществить его мечту и создать роботов нового поколения, но прошло уже достаточно лет, а технологии для этого так и не были найдены, но Баль был не из тех, кто легко теряет надежду. Год назад музей археологии и антропологии заключил контракт с научным центром для создания голограммных изображений и фильмов с доисторическими животными, что впоследствии переросло в более глобальную идею доисторический зоопарк, где экспонатами бы стали необычные роботы. Но для того чтобы машина стала похожа на настоящее животное не достаточно нацепить на неё мех или кожу, самое важное это повадки, этим то и занимался Холбрук. В те дни, когда у него не было лекций, он приходил сюда рано утром и сидел почти до самого закрытия.
Купив билет в кассе, он улыбнулся билетерше, которая кажется, уже скоро начнёт звать его по имени и отправился  вглубь зоопарка. Народу было ещё не так много, сонные служители медленно передвигались по территории, животные только начинали просыпаться, а это значит, у него ещё будет время отснять их завтрак и дневной досуг. Остановившись у вольера, с носорогом он установил штатив и, достав из рюкзака камеру, приладил её сверху, настроив так чтобы всё было видно и в объектив не попадали прутья решётки. Наблюдение за животными в неволе длительный процесс, поэтому опустившись на лавочку, он достал из рюкзака книгу и углубился в чтение.
От книги его отвлёк лишь телефонный звонок, время, судя по положению солнца, уже близилось к полудню, выудив трубку из кармана, Баль взглянул на дисплей. Стив его сосед по лестничной клетке, звонок от Стива никогда не предвещал добра, поэтому отвечать ему не особо хотелось, но пришлось.
- Слушаю.
- Привет, Холбрук, не хотел тебя отвлекать, но сосед с десятого этажа решил устроить Ниагарский водопад у нас в доме, так что если тебе дороги твои вещи, ты бы поспешил.
Ничего не ответив, он сбросил звонок, быстро запихав телефон и книгу в рюкзак, закинул его на плечо и, хватая штатив с камерой, бросился бежать к выходу из парка. Но бежал он не долго, до того самого момента пока не влетел в какую-то девушку, которая спокойно разговаривала со своими друзьями. Пытаясь устоять на ногах, он старался удержать одновременно и девушку и камеру и не потерять очки которые начали слетать с него при столкновении. И если ему и девушке и даже очкам удалось спастись, то камера приняла на себя весь удар, звучно шлёпнувшись на асфальт. Бальтазар даже зажмурился на мгновение. Собака парня из компании, которую он нарушил своим присутствием, засуетилась.
- О Господи, простите, пожалуйста, я не хотел. Отпуская, наконец, девушку, когда риск падения был сведён к нулю. – С вами всё в порядке?
Опустившись, он поднял камеру, посмотрев на неё с сожалением, записи то ещё можно было спасти, но всё остальное, было в плачевном состоянии. А как хорошо день начинался.

Отредактировано Balthasar Holbrook (2013-01-11 02:09:05)

+3

7

Джон и не заметил бы Крисс в толпе,  ведь смотрел он совершенно в другую сторону, уверенный, что девушка придёт со стороны платной стоянки для автомобилей, но она появилась совсем в другого бока, и внимание на то, что хозяин совершил оплошность в расчётах, обратил именно Один. Стоун не знал, почему этот хаски так любит мисс Сухову, но пёс впадал в экстаз от одного вида этой девушки: лаял, прыгал, повизгивал, поскуливал каждый раз, когда подруга хозяина была поблизости. Вот и сейчас, ещё издалека учуяв запах своей любимицы, большой пёс с разноцветными глазами с заливистым лаем бросился ломать толпу, лишь бы добраться до девушки. некоторые боялись грозно выглядящей и громко лающей собаки, нервные мамаши, крепко держа своих чадушек за руки, шарахались в стороны, когда Один на всех парах пролетал мимо, но многие относились к собаке спокойно, без особого интереса. Наконец, добежав до мисс Суховой, пёс взвыл от собачьего восторга и принялся прыгать вокруг неё, даже забыв про вату на какое-то время. Хвост его ходил ходуном вправо-влево, и, будь он чуть длиннее, Один мог бы подмести им улицу. Джон хорошо знал свою собаку и его эмоции, разнообразием выражения которых Один не мог похвастаться, сейчас пёс был счастлив. Просто до безумия (не путать с бешенством), примерно так же, как и Джон. Они довольно давно не виделись с Крисс, и он был очень рад этой встрече.
-Вы меня тут недолго ждали, я надеюсь? - сладковатый запах парфюма Крисс забился в нос, когда девушка приблизилась к только что отлепившемуся от ограждения Стоуну, чтобы привычно чмокнуть его в щёку, такой забавный ритуал их встречи. Только обычно мисс Сухова оставляла на его щеке отпечаток своей помады, а потом хихикала, стирая её, но сейчас обошлось без этого.
-Нет, сегодня ты почти вовремя, повелительница времени, - Джон сделал движение, будто выключает невидимый секундомер, который засекал время движения девушки. А она уже начала щебетать о том, как торопилась. Как ни странно, выглядела она, как всегда, очень хорошо, Стоун знал, что если бы он опаздывал куда-то, то прибежал бы в более растрёпанном виде, про "шухер", что творился бы у него на голове, он бы вообще промолчал, ибо волосы были настолько непослушны, что иногда хотелось выть при их расчёсывании, а пару раз он ломал зубья у гребешков о свою "гриву", но стричься коротко не позволял ужас, в который превращалось его лицо в короткой стрижкой.
Со вздохом заставив себя забыть о трудностях бытия, парень протянул Крисс сладкую вату на палочке:
-Вот, я подумал, раз у всех есть, у тебя тоже должно иметься, - Стоун хмыкнул, глядя на вожделённый взгляд Одина, который рассматривал свёрток как дар богов, - только сильно этого попрошайку не корми, он сегодня на диете.
-Ну что, пошли? - Крисс прямо втянула парня за рукав в небольшую толпу, что стояла в очереди перед входом в зоопарк. Один, которого, по сути, пропустить не должны были, затерялся между ногами у группы китайцев, что говорили что-то на своём, слушая экскурсовода. Стоун и мисс Сухова, что шли прямо за ними, на входе чуть задержались, потому что после удерживания сладкой ваты кое у кого руки были липкие, и он никак не мог подцепить билеты из кармана. Дошло до того, что охранник стал на них странно коситься, но билеты, в самый последний момент, были найдены и показаны, и парочка, наконец, прошла через высокие ворота, на большой площадке перед входом стало немного попросторнее, китайцы рассосались, а перед ними снова предстал Один.
-Тебе повезло, что это были китайцы, а не корейцы, братишка, - Джон улыбнулся, затем потянулся к карману, - но на тебя всё равно придётся надеть поводок, иначе нас выкинут раньше, чем ты окажешься в вольере и начнёшь охотиться на какого-нибудь верблюда. О, Крисс, подожди здесь секунду, я сейчас.
Внимание его привлекла полная женщина с добрым лицом, что продавала в своей тележке корм для животных в пакетиках и небольшие карты маршрутов с указанием, где какие звери находятся. В скором времени карта была куплена, а Один посажен на поводок, что самому псу совсем не нравилось, но он смирился, как смиряются обычно с предстоящей смертной казнью или директорской контрольной.
-Ты ведь здесь впервые? - в голосе Джона сквозила надежда, хотя в его русском он мало заботился об интонации пока что, главное все слова правильно произносить. - В любом случае, я рад, что ты здесь со мной, я здесь давно уже не был, ещё со школы. Как твои экзамены, кстати, ты готовишься? Я нашёл в университетской библиотеке несколько книг на русском, читаю... Наверное, мне никогда не понять вашего Булгакова, хотя пишет он хорошо, даже очень.
Стоун чувствовал, что перескакивает с темы на тему слишком быстро, и почти не даёт говориться Крисс, но уж очень хотелось обо всём расспросить и рассказать, пока эмоции и русские слова в голове не закончились, хотя прогулка ещё только началась. Она отвечала эмоционально и быстро, русские слова для неё родны и привычны, а со стороны они выглядят, наверное, как парочка сумасшедших русских туристов, что пришли в зоопарк со своим зоопарком (то бишь Одином), ну да это ничего.
- Кристина! Привет, - послышался приятный голос справа. Джон обернулся, заметив симпатичную молодую особу, что приближалась к ним. Кажется, они с Крисс знакомы. Стоун знал, что он, конечно, давно уже перестал быть единственным другом мисс Суховой здесь, но всё равно это его сильно удивило. Ну, каков вариант, что именно здесь они встретят кого-то из знакомых? Ну, один к ста, не больше. Хотя, секунду спустя, Джон понял, что это не совпадение, симпатичная брюнетка здесь, чтобы отдать Крисс какую-то побрякушку, а заодно и прогуляться. Чтож, Стоун не против компании, хотя лучше, наверное, представиться, ибо с незнакомыми людьми он чувствовал себя более чем скованно.
- День добрый. Меня зовут Берри. - девушка протянула руку для рукопожатия. Имя подруги Крисс ему понравилось, оно напоминало о предстоящем лете и землянике, что бабушка покупала всегда в супермаркетах, как только она там чуть дешевела в сезон, чтобы съесть её с молоком. Или черника, которую Джон пробовал в далёком детстве единственный раз, но воспоминания о приятном вкусе остались... Переложив собачий поводок в другую руку, парень напомнил себе, что нужно говорить на родном английском, затем, улыбнувшись, ответил, пожав руку ягодной деве:
-Очень приятно познакомиться, моё имя Джон.
Да, он замкнут и необщителен, такие знакомства на ходу давались парню тяжеловато, но правила церемонии узнавания имени были соблюдены, значит, теперь можно было молча идти и слушать, о чём ботают две девушки, не сильно вникая в разговор. Конечно, он хотел поговорить с Крисс, но, в конце-концов, они могут поболтать в любое время, сейчас вклиниваться в чужой разговор со своими темами было бы неприлично. Наверное поэтому Стоун смотрел себе под ноги, когда на девушек случайно налетел мужчина. Берри чуть не упала, но какой-то вещи из рук незнакомца повезло меньше. Это была камера, хорошая, качественная, профессиональная и жутко дорогая. Джон хоть и не увлекался фото и видео съёмкой, но примерно представлял, сколько тысяч она стоит. Мужчина с сожалением поднял с асфальта то, что от неё осталось, Джон отдал ему отвалившуюся часть, что прикатилась к его ноге.
-Если это теперь поможет... - Стоун сожалел, будто камера была его, и виноват был он. Такая уж у него натура: принимать все чужие горести близко к сердцу, - пусть это будет самым большим горем в Вашей жизни.
Часы в маленькой башенке на территории зоопарка закончили отбивать свои положенные двенадцать ударов в полдень, поводок, привязанный к ошейнику пса, заходил в руках Джона ходуном, Один дико завыл, закинув голову вверх, в вольере неподалёку ему откликнулись собратья-волки. Пёс чувствовал что-то, то, что не понимали и не чувствовали пока люди. Динамик на одном из столбов захрипел, сменяя лившуюся из него приятную и тихую музыку. Что-то было не так, и это "не так" Джона напрягало.

Отредактировано John Stone (2013-01-12 23:00:56)

+4

8

Как же приятно видеть улыбку на его лице. С ней он кажется таким родным и светлым, да и вообще, счастье всем к лицу. Рядом со Стоуном она еще никогда не тосковала по России, словно он был абсолютным заменителем Родины, если, конечно, так можно выразиться. Кристина улыбнулась словам Джона, когда тот назвал ее "повелительницей времени". С одной стороны до сих пор непривычно слышать это от кого-то в свою сторону, ведь большую часть своей жизни Суховой приходилось скрывать свои способности. Но с другой, ей так нравилось это обращение, она чувствовала себя особенной в такие моменты.
Осторожно приняв сверток со сладкой ватой, она слегка подразнила Одина, а затем все же протянула ему кусочек. Ну разве можно отказать этому существу хоть в чем-то? Крис не могла, в отличие от Джона. Вот еще одни особенности Стоуна, которой Кристина немного завидовала - сдержанность и контроль.
-Значит мы на диете, да малыш? - она нежно провела рукой по гладкой шерстке Одина, который упирался холодным влажным носиком ей в ладошку, разыскивая хоть еще один кусочек ваты. - Ну-ну, твой босс Иван, - она бросила на Стоуна краткий игривый взгляд, - сказал, что тебе на сегодня хватит.
Наконец, они оказались у самого входа в зоопарк. Вокруг было полно туристов, в том числе и русских, поэтому каждый раз улавливая какие-то фразы типа: "Сёма, что ты там встал?! Иди сюда!"; "Маша не трогай собачку, а то укусит!" или "...и не понимаю, чего все так любят эту Америку?! Никакой организации!", Кристина улыбалась, а иногда и посмеивалась над знакомыми русскими интонациями и выражениями. Временами, она действительно тосковала по Москве, но о возвращении не могло быть и речи. Там - Суховых многие знали, но Кристина всегда была лишь обузой, которую, к тому же, все тщательно скрывали.
Свои размышления и мимолетные воспоминания ей пришлось прервать, когда Джон замешкался перед охраной. Было очевидным, что он ищет билеты. И было еще более очевидным то, что ее друг купил билеты сразу на двоих, как он поступал всегда. Конечно, ей было всегда жутко неудобно, что Джон платит за обоих, тем более, что у Кристины есть практически безлимитная кредитка. Но, если в начале их общения она еще пыталась как-то внести свою долю, то сейчас даже не зарекалась на эту тему. Стоун был действительно джентльменом, который не может иначе, и это Крис в нем очень нравилось. И вот, долгожданные билеты предстали перед взором охранников.
-Тебе повезло, что это были китайцы, а не корейцы, братишка,- смысл шутки не сразу дошел до девушки, но спустя пару секунд она громко рассмеялась, потрепав голову Одина. А затем сказала ему, будто секретничая: - Ну...не слушай его. Это Ванька так шутит.
-...но на тебя всё равно придётся надеть поводок, иначе нас выкинут раньше, чем ты окажешься в вольере и начнёшь охотиться на какого-нибудь верблюда. О, Крисс, подожди здесь секунду, я сейчас.
Ждать пришлось недолго. Джон довольно скоро появился с картой в руках и с Одином на привязи. Теперь же у пса был не совсем жизнерадостный вид, но Кристина специально не стала заострять на этом внимание. Схема зоопарка была как раз кстати. Во-первых, она пригодится сегодня для более конструктивного обхода этой огромной территории, а во-вторых, у Крис было что-то вроде хобби - собирать билеты от походов в театр, схемы метро стран, которые она посещала, необычные рекламы кафе, брошюрки и, конечно же, открытки. Она заглянула на первую страницу, где уже виднелись короли этого зоопарка - тигры. Почему-то от одного только изображения этих существ пробегали мурашки. Она, вдруг, на мгновение представила, что бы случилось, окажись этот зверь на свободе, и тут же поспешила отогнать подобные фантазии. Тем более что Джон в это же время резко перешел на русский. Это было довольно предсказуемо, но Крис никак еще не привыкла к таким сменам языка в речи друга. К тому же, его русский был таким забавным, особенно, когда он тараторил так же, как и сейчас. Хотя, что уж там, ее английский был не лучше.
-Боже, Стоун, ты сейчас сведешь меня с ума. Ты, кажется, переговорил даже меня... так, что ты там говорил сначала? Ах, да, я здесь впервые. И пока что, мне тут очень нравится. Тем более, последний раз я была в зоопарке только, когда была ребенком... а к экзаменам я готовлюсь, успокойся. Куда же я денусь?- она откусила кусочек сладкой ваты и протянула ее Джону. - В нашей библиотеке? Круто. Не знала об этом... хотя, да, я просто не заходила туда никогда, - улыбка опять засеяла на ее лице. На самом деле Кристина любила книги, и прочитала немало экземпляров за свою жизнь. Но вот библиотеки ее никогда не привлекали. Почему-то подобные места казались ей ужасно скучными, тихими и, слишком усыпляющими. Да и бесконечные стеллажи всегда эмоционально давили на нее.
-Ой, а Булгакова я не очень люблю... По крайней мере, "Мастер и Маргарита" не произвели на меня должного впечатления, хотя все девчонки-ровесницы обожали это произведение в старших классах. Знаешь, почитай лучше Тургенева. Хотя нет, лучше Достоевского. Они мои любимчики. Я принесу тебе, если захочешь, пару книг, которые действительно могу посоветовать.
Вдруг позади нее послышался знакомый голос ее подруги. "Берри" - пронеслось у нее в голове. Она, улыбаясь, обернулась к девушке, и тут же в руках у нее очутился знакомый брелок. Кивком, она поблагодарила подругу и посмотрела на Джона. Она знала, как он смущается, заводя новые знакомства, и это ее безумно забавляло.
-Очень приятно познакомиться, моё имя Джон.
-Берри, если хочешь, можешь звать его просто Иван,- Крис чуть подтолкнула друга локтем, намекая на то, что он может  расслабиться и продолжать веселиться.
Незаметно минутная стрелка главных часов зоопарка приближалась к 12. Очень странно в такой солнечный приятный день не хотеть его продолжения, но именно это чувство настигло девушку. Ей, вдруг, резко захотелось остановиться, осмотреться, остепениться... и только она замедлила шаг, оглядываясь на ворота в зоопарк, как какой-то мужчина сбил Берри.
-Ты в порядке? - она мельком осмотрела девушку, у которой был такой же растерянный взгляд.
Все мы когда-нибудь видим и чувствуем то, что не положено видеть другим. Называйте это предчувствием или интуицией, но ясно одно, каждый из ребят сейчас был в замешательстве. Каждый из них подумал о чем-то своем, но отогнал эти мысли. А зря.
- Крис, мне кажется, или что-то не...
-Не так, - продолжила фразу подруги и вновь обернулась. И то, что она увидела, теперь действительно пугало ее. Толпа народа, которая возмущенно что-то выкрикивала вдали, у самого входа. Но что же стало причиной такого хаоса?
-Джон, Берри, почему закрыли все выходы? Это у вас традиция такая в Америке, пугать бедных туристов?!

+4

9

Вечно на пределе, на грани. Она никогда не останавливала свой бег, боясь опоздать, не успеть. Боясь упустить что-то из внимания. Это так легко — потерять в один момент всё, что у тебя есть.
Мама когда-то называла её принцессой. Мама когда-то улыбалась ей. Сейчас Харриет улыбается только солнце, да и то улыбается слишком злобно, запечатлевая на сетчатке лучи своего пожара. Она надеется лишь на то, что солнце точно также выжигает кого-то ещё.
Их счастливые лица уже заметно набили оскомину внутри неё. Когда она смотрит на них,  то отчетливо понимает, что вся справедливость этого мира поворачивается к ней излюбленной пятой точкой. Согласно всем мировым законам подлости, человек никогда не получает то, чего так искренне желает всем сердцем. Вместо роскошной грудастой жены тебе достается сварливая сука, чей зад еле-еле протискивается в дверной проем. Вместо так яро желаемого porsche тебе достается прадедушкина развалюха, которая держится на ходу только благодаря неизвестным божественным силам.
Звери выпущены на арену. Все пути для отступления перекрыты. Шоу начинается.
Из хрипящего динамика начинает во всю разносится знакомое, заранее записанное «люди со способностями куда страшнее опасных зверей». Харриет жалеет только о том, что это слышат лишь посетители зоопарка и пара кварталов вокруг. Харриет жалеет лишь о том, что этого не слышит весь мир. Что до  сознания большинства глупых людишек эта истина не дойдет совсем, либо же дойдет тогда, когда, увы и ах, будет уже поздно. Когда мир по уши увязнет во всей отвратительности липкой действительности.
Сегодня мы играем по вашим правилам, дети низкопробной разрушительной революции. Настало время поменяться местами. Настало время в корне изменить расстановку сил. И плевать, какой длины будет вереница растерзанных тел. И плевать, кто будет среди них — ребенок, студент, с огромными перспективами, или же будущая мамаша.
Сегодня мир увидит. Сегодня мир услышит. Настало время сделать свой собственный выбор. Отречься от идеалов, навязанных СМИ. Забыть о столь присущей миру толерантности, к которой так усердно приучают с самых пеленок.
Люди уже давно разуверились  в байках о всеспасении. Им не нужны гарантии равенства. Им нужны гарантии свободы и гарантии того, что их дом не разнесет по кирпичикам в момент чьего-то очередного неконтролируемого выброса.
Они хотят отпускать свою дочь на свидание с очаровательным юношей из параллельного класса, не беспокоясь о том, что в определенный момент этот парень может превратиться в озлобленного волка. Они хотят полностью доверять своей домработнице, не опасаясь того, что однажды она унесет на себе все столовые приборы, случайно притянув их к себе.
Им нужна прежняя жизнь, а не утопичные высказывания о том, что с момента появления суперлюдей человечество сделало огромный шаг вперед.  Им нужен мир, принадлежащий исключительно им. И никому больше.
Просто люди молчат об этом, страшась быть осужденными за нетолерантное отношение со своей стороны. Просто никто не дает им возможности сказать об этом, в привычном режиме затыкая им рты, распространяя гласность лишь на 'особенных'. Настало время заявить о своей точки зрения во всеуслышание. Настало время показать миру настоящее лицо этих нелюдей.
Первый их ступор постепенно сменяется нарастающей паникой. Харриет любила слово 'безысходность'. Особенно, когда его можно было применить не к ней. К кому годно другому, но не к ней. Тогда оно приобретала действительно важный смысл. Тогда оно действительно становилось таким желанным и сладким на вкус.
Харриет нравится их испуг, их метания, их недоумение, застывшее на лице. Вся их призрачная бравада обладанием способностями исчезала враз при появлении реальной опасности, которая может стоить им жизни. Они не знают куда бежать. Они не знают чего ожидать.
Взбешенные звери, выпущенные из своих клеток, начинают постепенно разбегаться по территории зоопарка. Они не соображают, они чувствуют только ярость. Свою собственную животную ярость и страх гостей зоопарка, которые, если смешать, образовывают бомбу замедленного действия.
Мгновение, и выдрессированная тигрица, ни разу даже не оскалившаяся за всю свою жизнь, подчиняясь своим природным инстинктам, превращается в самого опасного в мире неконтролируемого зверя. Стая хищников начинает окружать посетителей, загоняя тех в безвыходное положение.
Харриет улыбается в предвкушении.
Никаких повторений легенд о святом Витте. Никакой жалости. Здесь нет праведных, здесь нет достойных спасения.
Чтобы не случилось сегодня, чего бы сегодня не произошло, эта игра определенно стоит свеч.
Выхода нет.

оффтоп

простите меня за этот отвратительнейший бред сумасшедшего. массовые квесты - это не мой конек /фейспалм/

+3

10

запах надвигающейся суеты, соприкасается с моей кожей. шумный ветер, свежий город и громкие голоса. вашингтон знает, как нужно веселиться, счастье и радость в его крови. течёт по жилам алым, красным вином, не обжигая артерии. дышит своими серыми лёгкими и глотает весенний воздух улыбающимися губами. дышит этой порой радости и предвкушения самых счастливых дней. дышит природой, дышит шумом каждой дороги, дышит мной и тобой.
дети смеются, покупая очередную игрушку в виде зверушки, томящейся за большой клеткой, поедая сахарную вату и делая липким и сладким не только руки, но и всё лицо. забавные дети. их руки испачканы, косы запутаны, но они смеются потому что в их мире не существует бед, катастроф и неразделённых фантазий. все как один похожие, все как один уникальные. в каждом сердечке пылает своя, гораздо более сочная, красочная жизнь. веснушки, чуть изменённый, не взрослый совсем ещё голос. крохотные пальчики так и тянутся за ограду - им хочется всё ощущать, всё чувствовать, понимать.
а родители устало грозят им пальцем и отводят подальше от диких зверей. усталые, сонные, но счастливые лица украшают улыбки. эта жизнь их микроскопических копий передаётся каким-то абсолютно необъяснимым чувством. никто не знает, почему дети - это как комочки счастья. никто не знает, да и не пытается изучить даже.
я улыбаюсь, артистично взмахивая руками, рассказывая Крис очередной анекдот. мне хорошо, свободно. ничто и никто не сковывает. только полнейшая дозволенность действий и слов. здесь нет места агрессии, злобы. это безвременье. это Страна Чудес. на пару минут зашёл - и на век исчез в этом детском мире. он затягивает похлеще цирковых представлений с их клоунами и файер-шоу. как всё-таки здорово заглянуть сюда, если время нашёл.
я теряю связь с окружающим миром, гармонией, как только что-то сбивает меня с ног. сокрушительная сила, так яро и так быстро оказавшаяся прямо передо мной, буквально сдавливает мои рёбра. и я падаю. падаю в невидимую пропасть, в мнимую бесконечность. это чувство, когда кажется, словно весь мир сужается до одной точки. точки падения и небытия. стрелки часов в моём мире замедляют ход. заржавели или просто забыли, как нужно отсчитывать время. дыхания нет. сердцебиения нет. только жгучее солнце над нами - пропастью, столь чёрной и столь ужасной, и мной, безнадёжно хватающей воздух.
всё возвращается только тогда, когда меня подхватывает чья-то рука. чья-то цепкая, быстрая рука. я не падаю. не слышу звуков разбитой камеры, не слышу чужих голосов. только я и слишком далёкий асфальт. я и восьмёрка, перевёрнутая в знак бесконечности.
в моих глазах и испуг, и удивление. слишком чёткий сигнал бежать, спасаться, рваться на стенки и спрыгивать с тонущего корабля. слишком очётливый знак о дурном совпадении. слишком суеверна, чтобы не верить в случайные встречи_столкновения.
опомнившись и прийдя в себя, я что-то бормочу про то, что "всё нормально, не беда". я бормочу что-то про то, что всё хорошо, но понимаю, что успокаивать меня не надо. не надо трогать. всё не так, как я задумывала. всё по-другому должно было быть.
и я храбрюсь, чтобы задать один-единственный вопрос о неслучайности этого затишья. либо у меня напрочь отрезало слух, либо это уже паранойя. но я понимаю, что всё начинает вокруг рушится. словно паззл веселья и мимолётности растворяется. счастье разбилось по пути о серый и отчего-то мокрый асфальт. в щепки. словно корабль в дрейфующем море.
Крис чуть улыбается и напряжение постепенно спадает. она знает, что всё хорошо, знает, что ничего не происходит. это всего-навсего домыслы, всего-навсего микро-шокирование от недо-падения.
- Джон, Берри, почему закрыли все выходы? - я не слышу ничего, кроме орущего в моей голове собственного имени. словно разум кричит мне: "беги, спасайся, это ловушка". но я стою, словно столб. лишь судорожно осматривая территорию и вглядываясь в детей. они плачут. взрослые бьют руками о заборы, у выходов ужасная давка. и радио, желающее провести хорошо время, звучит как издёвка, а не иначе.
- Андеграундеры. Или охотники. - я процеживаю это сквозь зубы и скалюсь. шансов на то, чтобы выжить, спасти других - относительно ноль, но я постараюсь. я ведь из SVN. надо просто отослать маячок с просьбой о помощи. надо сообщить о том, что было совершено преступление, надо укрыть детей. господи. я нащупываю в сумочке телефон и судорожно нажимаю на кнопки. Марк. только Крайтон сможет сейчас помочь мою несвязную речь, только он ведь выслушает.
не отвечает. нет доступа, связи.
- Чёрт. - я ругаюсь, гневно забрасывая никчёмное средство связи обратно. - Не ловит. - слышится скрежет. скрежет зубов, замков, клеток. я оборачиваюсь к ограждению напротив нас. львы выползают из клеток и жадно облизываются. - Как долго их не кормили, ребят? - нас подставили. почти что уже убили.
игра началась. игра_война между нами и ими. природа возьмёт своё. или убьёт нас, или нет. третьего не дано. многие пострадают. все предрешено.

ОФФ

прошу за задержку и такой фейспалм.

+3

11

Из динамиков объявляют ЧП, но от этого лишь больше паники и шума среди людей. Сотрудники зоопарка пытаются управиться с вольерами и клетками, но потерпев неудачу, врассыпную убегают, предупреждая об опасности. Дети начинают плакать, а толпы посетителей разбегаются по сторонам, расталкивая друг друга. Начинается паника и давка у выхода. Самые отчаянные посетители стараются перелезть через ограду, но все четно.
Тигры, львы, обезьяны, буйволы еще не поняли, что полностью свободны, но уже делают первые шаги из своих клеток.
Раздается первый крик. Невысокую девушку окружает леопард, самый быстрый из присутствующих кошечек. Первый укус – робок и полон неверия со стороны зверя. Но другие животные уже понимают свое превосходство.
Они видят первую кровь и готовы действовать.
Вопрос в том, с кого начать трапезу.
Сегодня в меню у них отборная человечинка.

0

12

Что-то было не так. Это чувствовал Один, чтоб обладал более острым нюхом, чем его хозяин, но и Джон это тоже ощущал, как и все присутствующие в зоопарке, да и за его пределами. Засуетились люди вокруг. Забегали, начали спешить в суматохе к выходу, кое-где раздались панические визги и вскрики, в народ, что бежал к выходу, не смог оттуда выбраться, что отсюда было видно особенно хорошо.
-Джон, Берри, почему закрыли все выходы? - послышался совсем рядом растерянный голос Кристи, в котором звучало немного паники, - Это у вас традиция такая в Америке, пугать бедных туристов?!
Как бы Джону хотелось превратить всё в шутку! Как бы он желал, чтобы это всё было глупым розыгрышем в честь какой-нибудь очередной круглой даты в зоопарке, а сейчас в центр площадки вышел бы ведущий и сказал, что это всё - шутка и праздничный розыгрыш посетителей.
-Андеграундеры. Или охотники. - довольно осведомлённо сообщила новая знакомая, отчего по спине пробежался холодок. Если Берри права, то не выживет никто... Но, она может ошибаться, и тогда... Чёрт возьми, а кто она? Откуда может это знать? Хотя, сейчас это не самая главная проблема. Важно, чтобы никто не пострадал. Конечно же, Стоун слышал об охотниках, о их радикальных методах устранения игнитов, о их жестокости по отношению ко всем, кто хоть как-то причастен к сверхъестественному и всему, что с ним связано. Но здесь же есть обычные люди, и их, надо сказать, скорее всего подавляющее большинство, так о чём думают эти изверги?
Динамик, что висел на ближайшем столбе, перестал издавать свою арию под названием "помехи" и завел новую песню. Страшную и жуткую, она показывала, что эти монстры, что задумали всё это, спланировали всё заранее. Жестоко и беспощадно.
- Люди со способностями куда страшнее бешеных зверей. - повторял он жестким мужским голосом, слова повисали в воздухе, словно смертный приговор, - Люди со способностями куда страшнее бешеных зверей.
Слышен был и звук распахивающихся клеток, где-то вдалеке послышались вскрики и детский плач, а совсем рядом зарычал Один.

Запахи... Новые, кажущиеся несколько секунд назад интересными и неизведанными, такими манящими к себе, теперь везде они сменились запахом опасности и гнева. Опасностью было пропитано всё вокруг, Один ощущал это своей животной натурой. Звери, что малое время назад ещё томились в клетках, теперь получили свободу. От них воняло агрессией и дикостью, и, как ни странно, они заражали этим и пса. Он бесился от неприятных и в то же время так сладко волнующих запахов, и драка с кем-то должна была состояться хотя бы из целей самозащиты или защиты хозяина и его подруги, от которой всегда сладко пахло цветами, словно от клумбы, в которых, что греха таить, Один всегда любит вываляться от души.
Шерсть на загривке пса встала дыбом, Один оскалился, показывая клыки, разноцветные глаза приметили ближайшую опасность, что грозила хозяину, и неважно, что этот зверь больше пса, отважность хаски не знала границ, если дело касалось Джона и его защиты.
На грозный рык представителя семейства кошачьих Один дёрнулся вперёд, но был удержан поводком в руках хозяина. Ошейник, эта мерзкая вещица, что сковывала возможность хаски двигаться, как ему заблагорассудится, сейчас мешала как никогда раньше. Но Один всё равно рвался в бой с надеждой, что Джона надоест его держать, и тогда уж пёс покажет всем этим дикарям, как борются профессионалы.

"Замолчи, просто выключись!" - Джон готов был разбить любым попавшимся под руку камнем этот динамик, будто он был единственным источником всех бед, да и вообще всего, что тут происходило сейчас, но Стоуна, как человека более чем интеллигентного, останавливало лишь то, что разбитый динамик людей не спасёт, а звук всё равно будет литься с других столбов, что расположены по всей территории зоопарка.
Один прямо рвался в руках, поводок плясал туда-сюда, но Джон был ещё в своём уме, чтобы не пускать пса в драку с дикими зверями. Будь хаски трижды храбр и четырежды силён, эти животные были сильнее, и убили бы его одной лапой.
-Один, сидеть... Крисс, встань за меня, быстро! - парень сам направил растерянную  девушку за свою спину, не отпуская при этом её руку. Опасность была совсем близко. Настолько, что Стоун готов был поклясться, что разглядит капельки воды, что повисли на подбородке ближайшего льва.
-Помнишь, что я говорил тебе о том, что использовать свою силу - плохо? - немного отвлечённо пробормотал Джона, обращаясь к мисс Суховой, но при этом стараясь не сводить взгляда с приближающихся зверей, - забудь об этом, ясно? Сейчас ты остановишь чёртово время и убежишь отсюда! Прячься там, где нет зверей или они не смогут причинить тебе вреда, хорошо? И мне плевать, что ты не хочешь меня бросать. я разберусь со всем сам, а ты прячешься... - русские и английские слова в голове перемешались, образуя неприятный коктейль, когда ты не можешь подобрать нужных слов. Лев напоминал огромную кошку, что готовилась к прыжку. Тело зверя напряглось, голова опустилась, вся поза зверя напомнила взведённую пружину, готовую вот-вот развернуться.
-Слышишь меня? Прямо сейчас! - почти выкрикнул Джон, глядя на Сухову. Уж лучше перед смертью он увидит её красивое лицо, чем приближающиеся клыки и когти, что безжалостно разорвут его плоть.

+2

13

-Андеграундеры. Или охотники,- голос Берри плохо слышен из-за окружающей их суматохи, но вот смысл сказанного режет слух. Все происходит настолько быстро, что становится труднее не психануть, а ведь Кристине именно так поступить и хочется.
Часто дыша, она в очередной раз осмотрелась вокруг себя. Звери и озверевшие люди. Неизвестно, кто еще из них страшнее, от кого бежать. Каждый хочет прикрыть свой зад, спасти себя и своих близких. Вполне логично. Оказавшись в экстренной ситуации, мы, люди, не хотим  думать, не хотим остановиться и объединиться. Мы разбегаемся, словно муравьи в разные стороны, да еще и топчем друг друга. Паника – вот, кто наш настоящий враг.  Подавить в себе рефлексы не так сложно, как кажется. Сложнее сохранить человечность.
Суховой не приходится сейчас задумываться о подобных вещах. Ее мозг медленно, но верно утопает в нежелании работать. Все мысли сводятся примерно к одной формулировке: «что делать? Что предпринять?». На самом деле, из-за всей этой суматохи Кристине не удается уделить внимание чему-либо реально стоящему. То, что доносится из динамиков, она пропускает мимо ушей, а шутка Берри будто и вовсе не долетела до девушки. Бедняга заметалась не только в мыслях, но и физически не знала, куда себя деть, в какую сторону смотреть. Именно поэтому, когда Джон отдернул ее за свою спину, она мысленно поблагодарила его тысячу раз. Руки Стоуна так сильно схватили запястья Крис, что той сложно было не подчиниться. Боли не чувствовалось, на нее попросту не было времени. Нужно было возвращаться на землю.
Осторожно освободившись, она притянула к себе Берри, и вот уже обе девушки стояли за Стоуном [Stone] словно за каменной [Stone]  стеной. Забавно признавать, но Кристина никак не ожидала такой реакции друга. Она всегда знала, что он джентльмен, но с этой минуты он больше походил на супер-героя. Его героизм и спокойствие не просто удивили девушку – она была немного в шоке.
- Помнишь, что я говорил тебе о том, что использовать свою силу - плохо? - немного отвлечённо пробормотал Джона, обращаясь к мисс Суховой, но при этом стараясь не сводить взгляда с приближающихся зверей, - забудь об этом, ясно? Сейчас ты остановишь чёртово время и убежишь отсюда! Прячься там, где нет зверей или они не смогут причинить тебе вреда, хорошо? И мне плевать, что ты не хочешь меня бросать. я разберусь со всем сам, а ты прячешься...

«А Берри?! А все остальные люди вокруг нас? Дети?! И Да, в конце концов, я не просто не хочу, я не брошу тебя тут!» - как же ей хотелось прокричать это ему в спину. Но черт возьми он был как всегда прав, по крайней мере другого плана не было в арсенале у брюнетки. Тупо молча стоя за спиной у друга, Крис перевела взгляд на Берри, которая явно услышала сказанное Джоном. В ее глазах она скорее искала поддержку опротестовать предложение парня, но, увы, никакого возмущения или намека на отрицание не было. А секунды все шли, крики вокруг лишь усиливались. Оказавшись на распутье звериных вольеров и выходом, тройка друзей более или менее находилась в тиши (относительной). Но действовать уже была пора.
- Слышишь меня? Прямо сейчас! – и вот Джон обернулся на Сухову. «ну зачем он это сделал?!». Делать нечего. Кристина бессильно зажмурилась, будто заставляя свой мозг активироваться. В конце-то концов, она – русская, должна же она что-нибудь да придумать.
- Стоун! – в ответ другу крис так же перешла на крик и назвала его по фамилии, что было Очень редким явлением. – Ваня, подожди. Я не смогу спрятаться – тут везде дикие звери с чутьем в миллион раз лучше человеческого. Да и смысл? Кому от  этого станет легче? – вновь подняв глаза на друга, она выдохнула и более спокойным тоном продолжила свою мысль:
- Я могла бы остановить время и сделать что-нибудь для общего блага. Знаю, это бред, но я достаточно сильная, чтобы четко управлять собой. Я могу подойти максимально близко к тиграм и другим опасным тварям и как-нибудь ранить их, - естественно в глазах Джона тут же появилось недоумение и неодобрение. Она на другое и не рассчитывала. – Подожди, я понимаю, это рискованно. Время запустится снова, как только я раню кого-то, так как это считается вмешательством  в ход событий, но если встать на правильном расстоянии, я успею выключить все снова. Ну тоесть время пойдет дальше лишь на секунды, а потом я снова остановлю все вокруг.
Объяснение плана  «Б» прошло как-то странно, но другие слова просто не приходили на ум брюнетке. Она понимала, что никакой Джон в здравом уме ее не отпустит. Она осознавал, что и Берри будет не в восторге от этого замысла.  Да и опасность была действительно велика. Но адреналину в крови русской студентки было плевать на всевозможные «но». Она осмотрелась вокруг в поисках чего-нибудь острого, дабы без оружия бесполезно было бы что-либо предпринимать, но все тщетно – вокруг люди держали лишь воздушные шарики и вату.
- Нет времени объяснять. У меня получится. Просто хватай Берри,  бегите к фонтану у входа и залезайте в него. Я слышала, что семейства кошачьих боятся воды, - воспользовавшись моментом, когда Джон обернулся на фонтан, Кристина вырвалась из под опеки друзей, и, как можно быстрее побежала в неопределенном направлении. По-крайней мере Джону и Берри вряд ли удалось проследить ее направление в толпе.
А бежала мисс Сухова в самое пекло. Если говорить точнее, то к месту, где сгруппировались работники зоопарка, обговаривая какие-то планы. Видимо их совесть и положение не позволяли дать волю чувствам. Но подойти к зверям никто не осмеливался. В голове Кристины родилась на мгновение маленькая надежда, что у этих людей может быть что-то вроде снотворного или электрошокера. Ведь должно же у них что-то быть! Пробираться сквозь толпу, которая бежала в противоположное направление было невыносимо, но благо рост и выносливость позволили Кристине не растерять сил и все же приблизиться к людям в форме.
- Я – игнит. И у меня есть реальные шансы спасти здесь всех. Мне просто нужна ваша помощь…-обратилась она к самому взрослому мужчине, который явно задумался о предложенной идеи.

Отредактировано Kristina Suhova (2013-07-12 16:04:58)

+1


Вы здесь » IGNI ET FERRO » MAIN EPISODES » CHAPTER ONE. quest two: the zoo


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC